Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Человек нуждается в ДОМЕ, а не в жилище





   Дом – это не предметы, стоимостью несколько тысяч долларов и не изыски современных дизайнеров, а уютные мелочи, голоса детей, запах домашней еды, разбросанные по полу игрушки, книжный шкаф и просто ощущение собственного уютного маленького мира…

                                 Олег Рой  "Скользящий странник"

Романтический Париж Кристы Киффер (Christa Kieffer)




И я к тебе пришел, о город многоликий,
К просторам площадей, в открытые дворцы;
Я полюбил твой шум, все уличные крики:
Напев газетчиков, бичи и бубенцы;

Я полюбил твой мир, как сон, многообразный
И вечно дышащий, мучительно-живой...
Твоя стихия - жизнь, лишь в ней твои соблазны,
Ты на меня дохнул - и я навеки твой.

clik




Порой казался мне ты беспощадно старым,
Но чаще ликовал, как резвое дитя.
В вечерний, тихий час по меркнущим бульварам
Меж окон блещущих людской поток катя.

Сверкали фонари, окутанные пряжей
Каштанов царственных; бросали свой призыв
Огни ночных реклам; летели экипажи,
И рос, и бурно рос глухой, людской прилив.



И эти тысячи и тысячи прохожих
Я сознавал волной, текущей в новый век.
И жадно я следил теченье вольных рек,
Сам - капелька на дне в их каменистых ложах,

А ты стоял во мгле - могучим, как судьба,
Колоссом, давящим бесчисленные рати...
Но не скудел пеан моих безумных братии,
И Города с Людьми не падала борьба...



Когда же, утомлен виденьями и светом,
Искал приюта я - меня манил собор,
Давно прославленный торжественным поэтом...
Как сладко здесь мечтал мой воспаленный взор,
Как были сладки мне узорчатые стекла,
Розетки в вышине - сплетенья звезд и лиц.

За ними суета невольно гасла, блекла,
Пред вечностью душа распростиралась ниц...
Забыв напев псалмов и тихий стон органа,
Я видел только свет, святой калейдоскоп,
Лишь краски и цвета сияли из тумана...



Была иль будет жизнь? и колыбель? и гроб?
И начинал мираж вращаться вкруг, сменяя
Все краски радуги, все отблески огней.

И краски были мир. В глубоких безднах рая
Не эти ль образы, века, не утомляя,
Ласкают взор ликующих теней?



А там, за Сеной, был еще приют священный.
Кругообразный храм и в бездне саркофаг,
Где, отделен от всех, спит император пленный, -
Суровый наш пророк и роковой наш враг!

Сквозь окна льется свет, то золотой, то синий,
Неяркий, слабый свет, таинственный, как мгла.
Прозрачным знаменем дрожит он над святыней,
Сливаясь с веяньем орлиного крыла!



Чем дольше здесь стоишь, тем все кругом безгласней,
Но в жуткой тишине растет беззвучный гром,
И оживает все, что было детской басней,
И с невозможностью стоишь к лицу лицом!

Он веком властвовал, как парусом матросы,
Он миллионам душ указывал их смерть;
И сжали вдруг его стеной тюрьмы утесы,
Как кровля, налегла расплавленная твердь.



Заснул он во дворце - и взор открыл в темнице,
И умер, не поняв, прошел ли страшный сон...
Иль он не миновал? ты грезишь, что в гробнице?

И вдруг войдешь сюда - с жезлом и в багрянице, -
И пред тобой падем мы ниц, Наполеон!
И эти крайности! - все буйство жизни нашей,
Средневековый мир, величье страшных дней, -
Париж, ты съединил в своей священной чаше,
Готовя страшный яд из цесен и идей!



Ты человечества - Мальстрем. Напрасно люди
Мечтают от твоих влияний ускользнуть!
Ты должен все смешать в чудовищном сосуде.
Блестит его резьба, незримо тает муть.

Ты властно всех берешь в зубчатые колеса,
И мелешь души всех, и веешь легкий прах.
А слезы вечности кропят его, как росы...



И ты стоишь, Париж, как мельница, в веках!
В тебе возможности, в тебе есть дух движенья,
Ты вольно окрылен, и вольных крыльев тень
Ложится и теперь на наши поколенья,

И стать великим днем здесь может каждый день.
Плотины баррикад вонзал ты смело в стены,
И замыкал поток мятущихся времен,
И раздроблял его в красивых брызгах пены.



Он дальше убегал, разбит, преображен.
Вторгались варвары в твой сжатый круг, крушили
Заветные углы твоих святых дворцов,
Но был не властен меч над тайной вечной были:

Как феникс, ты взлетал из дыма, жив и нов.
Париж не весь в домах, и в том иль в этом лике:
Он часть истории, идея, сказка, бред.
Свое бессмертие ты понял, о великий,
И бреду твоему исчезновенья - нет!

1903 год Париж    Брюсов Валерий



Замок Гогенцоллерн


   В сорока милях к северу от Штудгарда находится по истине сказочный замок Гогенцоллерн, последний оплот прусских королей и немецких императоров.
  Замок Гогенцоллерн немцы и многочисленные туристы называют «замком в облаках». Этот замок действительно поражает своей неестественной красотой. Расположен он на самой вершине Швабских Альб – одноименной горе, которая возвышается над уровнем моря более чем на 800 метров. Великолепный замок повторяет контур горы и кажется неотъемлемой частью пейзажа - настолько органично он в него вписывается.
   Удивительный лес, гора, облака, замок – и это еще не все. Поражает и внутреннее убранство замка. В Гогенцоллерн собраны уникальные полотна, старинная мебель, предметы искусства, реликвии и сувениры, принадлежавшие королевской семье. Здесь можно увидеть Корону Королей Прусских, пробитый пулей мундир Фридриха, который он собственноручно искусно заштопал. Покажут и табакерку, помятую той же пулей, которая спасла жизнь королю. Изящная потолочная роспись, роскошные драпировки, старинные гобелены, мраморные колонны напоминают о былом величии.


clik


   Первое историческое упоминание о замке Гогенцоллерн ("Castro Zolre"), относится к 1267 году. Точная дата постройки замка, его первоначальные размеры и обстановка неизвестны, но вероятно, он был основан во второй половине XI века, поскольку появление «Дома Гогенцоллерн» ("Wezil et Burchardus de Zolorin") в исторических хрониках относится к 1061 году. К XIII столетию это уже был полностью завершённый обширный замковый комплекс, возвеличенный летописцами как лучший замок Швабии. Первый замок просуществовал до 1423 года, когда в ходе междоусобных войн он был взят недругами Гогенцоллернов и полностью разрушен.
   В 1454 был построен второй более крупный и более укреплённый замок. В годы последующих крупных войн, таких как Тридцатилетняя война (1618—1648) и Война за австрийское наследство, замок оказывается в центре активных событий. Крепость в течение двух столетий меняет нескольких владельцев, в основном по линии Габсбургов. В конце XVIII века замок остаётся без хозяина и постепенно начинает приходить в упадок.




   Возможно, что решение о восстановлении родового имения Гогенцоллернов, пришло к Фридриху Вильгельму в 1819 во время посещения замка. В 1844 году уже став королём он писал: « Воспоминания о 1819 годе чрезвычайно дороги мне, особенно тот красочный закат, словно из сказочного сна, которым мы любовались с одного из бастионов, … сейчас эта юная мечта превратилась в желание сделать замок Гогенцоллерн снова обитаемым». В 1850 года он начал осуществление своей мечты, создав один из самых внушительных замковых ансамблей Германии неоготического стиля. Архитектурная часть проекта была поручена вышеупомянутому Фридриху Августу Штюлеру. Новая резиденция Гогенцоллернов открылась 3 октября 1867 года. Замок играл уже больше мемориальную роль, и не служил как основное место жительства. Только в конце второй Мировой войны он стал приютом для семьи последнего кронпринца Пруссии Фридриха Вильгельма.









   С 1952 Принц Пруссии Луи Фердинанд Гогенцоллерн начал пополнение коллекций интерьеров замка произведениями искусства и историческими ценностями имеющих отношение, как к истории Пруссии, так и к истории её правителей. В результате этой работы, сегодня в галереях и комнатах замка можно увидеть полотна таких известных мастеров изобразительного искусства как Геррита ван Хонтхорста (голландский живописец XVII века), Антуана Пэна (придворный художник Прусского королевского двора XVIII века), Антона Александра фон Вернера (немецкий художник конца XIX начала XX столетия) и Франца Серафа Ленбаха (немецкий художник XIX века – представитель мюнхенской школы живописи), а также образцы изделий из золота и серебра, созданные мастерами художественного литья в XVII - XIX столетиях.












Путешествие в сказочный город Стокгольм


   
    Во время одного морского круиза мои наблюдения за пассажирами сложились в три небольшие истории...     


              Светка


    Светка открыла глаза. «Ну почему я должна вставать в такую рань?!» - подумалось ей. Она не выспалась, и ей абсолютно никуда не хотелось идти. Но лайнер уже встал у причала - и надо было выдвигаться в город...
    Дело в том, что в этом дурацком городе жила ее подружка, пару лет назад выскочившая замуж за старенького богатенького шведского ресторатора. Стокгольм был городишком никудышным, но подругу повидать хотелось. Муж купил на лайнере целую каюту класса А, а сам смылся в Вильнюс заключать договор с новым клиентом. Светка подумала было разобидеться и уже надула губки, но ей в голову залетела мысль, что на судне можно поразвлечься и без мужа...

clik


    Все пошло наперекосяк, как только Светка вошла в каюту. Кровать оказалась узкой, окно недостаточно чистым, в душевой стояли пластиковые стаканчики... Ужас!
    Светка надела джинсики от Версаче, розовый свитерок от Армани и вышла прогуляться. В убогом магазинчике Tax Free тетки разглядывали залежалые духи, давно вышедшие из моды, а мужики приценивались к алкоголю. Ужин Светке не понравился, официант был нерасторопен, из рыбы предлагались надоевшие лосось и форель, карта вин оставляла желать лучшего, разрекламированное шоу оказалось кучкой провинциальных артистов-самоучек.
    Из потенциальных ухажеров были заметны лишь два мачо, профессионально охмурявшие дам бальзаковского возраста. Какое-то пьяное чмо попыталось пригласить ее танцевать, но Светка так выразительно фыркнула, что мужик отвял и попер к дородной брюнетке за соседним столиком. Светка допила свой мохито и ушла спать. Посреди ночи ее будили крики подвыпивших гуляк. Ужас! Надо ли удивляться, что у нее с утра было плохое настроение...
    Подруга Анька ждала у выхода из терминала. Они сели в ее новенький бумер и отправились по магазинам. После четырех часов напряженного шопинга Светка разочарованно оглядела свои покупки: голубые туфельки за 400 евро, перчаточки цвета слоновой кости и шарфик. Да, это не Милан, это не Лондон. Тоже мне европейская столица!
    Потом Анька потащила Светку в один из мужниных ресторанов. Выпили шампанского за встречу и долго болтали об одноклассниках. Что ни говори, а повезло из класса только им двоим. Остальные девчонки или сами пашут, или замужем за лузерами и еле концы с концами сводят...
    У терминала Светка вышла из машины, чмокнула Аньку в щечку, поправила белую шубку и пошла, цокая каблучками, к судну. Какой-то мальчишка, увидев ее, остановился как вкопанный. Покраснев, сказал «здравствуйте». Светка улыбнулась детской непосредственности, кивнула. Что же, надо набраться сил и перетерпеть еще одну ночь на этом идиотском корабле... Ужас!


               Колян

    Коляну повезло. Мало того что на халяву, так еще и без жены. Шеф, проявив невиданную щедрость, купил всем мужикам билеты на паром, плывущий через море в Стокгольм и обратно. Нет, если кто хочет, тот может взять супругу, но уже за свои деньги. Ага, как же! Мужики тут же договорились, что едут без баб. Опытный Витек предложил скинуться и взять бухла, потому что у шведов все дорого.
    В каюте с Коляном были Витек, Серега и Геныч. Мужики быстренько, еще до отхода, оприходовали бутылочку беленькой и вышли покурить на палубу. За горизонтом таял родной город... Ну что ж, выходные начинались нехило!
    Вечером шеф позвал всех на ужин. Жрачки было полно, накладывай сколько хочешь - никто не считает. Это вам не надоевшая дома жареная картошка с котлетами из скидочного фарша. Жаль, бухло надо заказывать за деньги. Шеф, опять проявив щедрость, купил три бутылки красного сухого вина и поднял тост за юбилей фирмы, за ее работников и все такое. Мужики опрокинули по бокалу кисляка, на этом торжественное мероприятие было закончено.
    Вернувшись в каюту, дополнили праздник еще одной бутылочкой беленькой и пошли на шоу. Девицы на сцене призывно задирали в канкане стройные ножки. Бывалый Витек пошел в бар и взял всем мужикам по яблочному соку, и они под столом разбавили его беленькой.
Когда ансамбль начал лабать, Колян пошел приглашать блондинку в розовом свитере, уныло ковырявшую соломинкой в коктейле. Ничего, сейчас он ее развеселит! Но неожиданно эта коза взбрыкнула. Ну и фиг с ней, и Колян весь вечер отплясывал с чернявой толстушкой Юлей и ее подружками. А когда программа закончилась, всей веселой гурьбой отправились в каюту к мужикам - заполировать хорошее настроение бытылочкой беленькой...
    Финала Колян не помнил. Утром громко трещала голова. На выходе из терминала их ждал заказанный шефом автобус с гидом. Баба что-то три часа гундосила о городе, каких-то вазах и нобелевской премии. После экскурсии мужиков высадили в центре, отпустив на волю. Пиво нашлось в ближайшем же пабе, и здоровье тут же поправилось. На судне разлили бутылочку беленькой, и вечер опять был клевым. А что, нормально съездили!

                    Вовка

    Вовка еле дождался этого дня. Когда мама сказала, что они поедут на корабле в Стокгольм, у него аж дыхание перехватило от восторга. На настоящем корабле! В Стокгольм, где живут принцессы! К Карлсону!
    Корабль был белым, красивым и таким большим! Дядя в форме посмотрел у мамы и ее подруг билеты и показал, где их каюта. Скоро из недр корабля донеслось мощное урчание, и Вовка сообразил, что это заработал двигатель. На ужин съели по кусочку припасенной курицы, а вечером пошли смотреть шоу. По сцене бегали смешные пингвины, клоун без конца доставал изо рта шарики и корчил рожицы. Он насмешил Вовку до слез, когда оба шарика задвинул за щеки и состроил серьезную гримасу.
    А потом начались танцы. Мама отвела его в каюту, включила телевизор, а сама ушла обратно к подругам. Вовка пощелкал каналами. По одному из каналов показывали зал, где они только что сидели. А вот и мама Юля с подругами танцуют! Вовка достал из рюкзачка листoк бумаги, задумался и написал список желаний назавтра:
- встретить Карлсона,
- поздороваться с принцессой,
- скушать большое пирожное.
    Аккуратно сложил листок. То, что желания были написаны, придало ему уверенности в том, что они сбудутся... С тем и заснул.
    Все еще спали, когда Вовка открыл глаза. У них с мамой была каюта без окошка, так дешевле, поэтому Вовка лежал и мысленно представлял себе сказочный город, к которому они подплывали.
    Съев по припасенному бутерброду, отправились смотреть Стокгольм. На экскурсию денег не хватало, но мама сказала, что они все посмотрят сами. До центра города добрались на метро, вход в которое в Стокгольме почему-то обозначается буквой «Т». Проехав три или четыре остановки, вышли к большому озеру. Вовка во все глаза смотрел на прекрасный замок и летевших над озером лебедей. «Меларен - так называется озеро, а замок - это ратуша», - сказала мама. Лебеди были совсем сказочные, наверное, это были заколдованные викинги...
    Пошли в обратную сторону и вскоре вышли к королевскому дворцу. Вовка всматривался в окна, надеясь увидеть в них короля в короне и, главное, принцессу. Но, видимо, их шведские величества и высочества были в этот день заняты важными государственными делами и по окнам не глазели.
    Издалека донеслась радостная музыка и барабанная дробь - это начиналась смена караула у королевского дворца. Дирижер оркестра красиво подкидывал и крутил палочку, трубачи надували щеки, барабанщики дружно отбивали дробь, а солдаты, чеканя шаг, менялись у поста. Как красиво! Вовка вспомнил, что у него тоже есть солдатики, и подумал, что можно попробовать сделать с ними смену караула...
    Потом мама указала на домик с зеленой крышей и сказала, что именно здесь Астрид Линдгрен впервые увидела Карлсона. Вовка посмотрел вверх: на краю крыши сидел толстый человечек. Он болтал ногами и приветливо махал Вовке!
    Потом мама повела его в кондитерскую, самую первую кондитерскую в Стокгольме. Вовка попросил себе огромное пирожное... На стенах висели портреты тех самых королей, которых он тщетно пытался увидеть в окнах дворца.
    Потом мама зашла в пиццерию и купила большую пиццу, чтобы взять ее с собой: так будет дешевле, чем есть в ресторане. Вовка с мамой поискали глазами букву «Т» и нырнули в метро. Эх, не удалось с принцессой поздороваться...
    Когда они с мамой и пиццей уже подходили к терминалу, рядом с ними затормозила красивая машина, и оттуда выпорхнула блондинка в белой шубке. Она была такая красивая! Вовка тут же сообразил, что, конечно же, это и есть принцесса! Современные принцессы ведь не носят длинные платья и ездят вовсе не в каретах. Вовка от своей догадки растерялся, остановился, сказал «здравствуйте!» и покраснел. Принцесса ему кивнула, улыбнулась и пошла дальше. Оно и понятно, принцессам не полагается со всеми подряд заговаривать.
    Радость Вовки была безграничной, и он по-детски счастливо улыбался, когда засыпал: сбылись все три его самые большие мечты. А в этот сказочный город он обязательно вернется. Когда вырастет.
         Час,      Елена НАГОВИЦЫНА,    фото автора.   



Hotel California

История одной песни




The Eagles - Hotel California    

clik



    Группа «Eagles» стала символом американской рок-музыки образца 70-х – считается, что ни до, ни после никому не удалось создать что-то более выдающееся, чем их "Hotel California". В конце 60-х, когда народ уже порядком ошалел от «секса, наркотиков и рок-н-ролла», судьба свела вместе четырёх музыкантов в «Городе Ангелов», по-русски, в Лос-Анжелесе. Каждый из них успел поучаствовать в различных музыкальных коллективах, что в итоге оказало существенное влияние на всю музыку «Eagles». В 1972 году, на следующий год после своего образования, группа выпустила свой первый альбом под таким же названием.
    Пара песен из него были хороши, но не более. Критики новый коллектив причислили к «ещё одному типичному кантри-бэнду», хотя в большинстве синглов альбома преобладали блюзовые мотивы. Второй альбом «Desperado» 1973 года отдавал дань дикому Западу с лихими ковбойскими темами, а вот третий альбом «On the Border» 1974 года уже позволил «Eagles» замахнуться на верхние строчки хит-парадов и фактически стал поворотным в биографии группы. Публика оживилась, Старый Свет благословил на дальнейшие подвиги, которые не заставили себя долго ждать. Следующий альбом четвёрки под названием «One of these nights» 1975 года стал «платиновым», и многими критиками считается лучшим сборником популярных песен 70-х до сих пор. И если бы не главная вершина в виде следующего "Hotel California", быть тому альбому венцом творения группы «Eagles».
В 1975 году на смену ушедшему Берни Лидону (Bernie Leadon) к Гленну Фрею (Glenn Frey), Дону Хенли (Don Henley), Рэнди Мaйснеру (Randy Meisner) и Дону Фелдеру (Don Felder) присоединился Джо Уолш (Joe Walsh). Именно этот «звёздный» состав, придав музыке группы большую «энергичность», выпустил в 1976 году свой бриллиантовый альбом "Hotel California", в котором практически каждая песня стала хитом. Только в США альбом был продан тиражом свыше 16 миллионов копий и долгое время возглавлял вершины хит-парадов. Главный хит – "Hotel California", написанный Доном Хенли, Гленном Фреем и Доном Фелдером, и получивший в 1978 году престижную награду «Грэмми», – стал впоследствии визитной карточкой группы за пределами США. В ex-СССР уж точно, поскольку только отчаянные наши меломаны знакомы с другими песнями «Eagles». Кстати, мелодию для своей песни «орлы» во многих гармонических ходах позаимствовали из песни «We Used to Know» альбома «Stand Up», выпущенного в 1969 году не менее известным коллективом «Jethro Tull», который даже на стал настаивать на какой-либо компенсации или роялти, переведя все разговоры на эту тему в шутливое русло – довольно неплохой пример для подражания музыкантам, ссорящимся и по более пустяковым поводам.
    Альбом "Hotel California" затрагивал многие темы, включая невменяемость, материализм, разделение искусства и коммерции, излишества в американской культуре, девственность и её утрата, наркомания, соблазны и преходящий характер славы, разводам и потере Любви, даже «Манифест Судьбы» и прочие животрепещущие темы, волнующие американское общество по сей день. Члены коллектива описывали альбом как метафору упадка Америки, погрязшей в материализме. Итоговый трек альбома «The Last Resort» вообще был о гибели общества.
    Песня "Hotel California", являющаяся примером прекрасной аранжировки и способная погрузить в глубокую меланхолию, на первый взгляд, представляется простым и гармоничным повествованием об усталом путнике, который остановился на ночлег в странном-престранном отеле, эдаким роскошным местом, куда можно легко попасть, но невозможно покинуть. В итоге путешественник оказывается в этой ловушке класса «люкс». И вот дальше народ придумал ТАКОЕ количество различных трактовок текста песни, какое, наверное, может вызвать поиск истинного смысла в предсказаниях Нострадамуса. Один из авторов песни, Дон Хэнли, сначала называл песню «нашей интерпретацией высокой жизни в Лос-Анджелесе», позднее – «эта песня, в основном, о мрачной оборотной стороне американской мечты и об излишествах в Америке, о которых мы многое знаем».
    Абсолютно абстрактный характер песни влияет на умы слушателей в течение всех 35 лет жизни «Hotel California», в результате чего возникло множество теорий о смысле этого шедевра.

    «Hotel California» – реальный отель, расположенный либо на побережье Калифорнии между Cabo San Lucas и La Paz, либо в Санта-Барбаре, а сама песня окидывает внимательным взглядом всю современную индустрию гостеприимства в гостиничном бизнесе, когда [они]« могут въехать в любое время», но затем «никогда не уезжают».

    «Hotel California» – психиатрическая больница. Кое-кто даже определил её как «Camarillo State Hospital» в округе Вентура между Лос-Анджелесом и Санта-Барбарой. Песня повествует, соответственно, о галлюцинациях человека с расстройством психики, находящегося в долгом заключении, но эпизодически с прояснениями сознания, когда, например, он хочет вырваться на свободу.

    «Hotel California» – песня о сатанизме. Ночь, улица, фонарь, аптека гостиница. Путника в дверях встречает девушка, и тут же раздаётся звон колокола.

    «Hotel California» – метафора кокаиновой наркозависимости.

    И другие…

    На самом деле, ощущение такое, что этим своим творением «Eagles» всех затащили в свой «отель», и уж точно никогда в жизни не признаются, что именно они подразумевали в своей песне, чем ещё долгие годы будут поддерживать неугасаемый интерес публики. И пусть некоторые видят в ней плагиат на песню «Angie» коллектива «Rolling Stones» или «We used know» группы «Jethro Tull», совсем не напрасно "Hotel California" считается одной из лучших песен 20-го века – журнал «Rolling Stone» и вовсе поместил её на 49-м месте (из 500) своего списка песен «всех времён».
    А за 35лет накопилось огромное количество вариантов песни «Hotel California», ни как не менее полусотни, на разных языках, всевозможных стилей и направлиний. Некоторые представляю ниже, а любознательные могут посмотреть и послушать
здесь и здесь


DJ Nil   Hotel California (Latino Summer Mix)


R. Lefevre    Hotel California  (инструменталка)



Текст песни.

Перевод Ивана Маслянкина

Здесь темно и пустынно,
Холодок в волосах,
На шоссе — дух колитас,
Им вдруг ветер запах.
Вот вдали я увидел
Чуть мерцающий свет
Голова тяжелеет, затуманился взгляд
На ночлег — вот ответ.
Там стояла она на пороге
Чу, колокольчик — судьба!
И про себя я подумал
«Тут либо рай, либо ад — это да».
Вот зажгла она свечку,
За собой пригласив
Голоса в коридоре
Поют, казалось, мотив:

Рады вам в Отеле Калифорния
Как же мило здесь
Милых лиц не счесть!
Много мест есть в Отеле Калифорния
В день любой и час
Здесь найдёшь ты нас

Как шелка её мысли,
Мерседес её вот.
И у неё красавцев очень много,
Их друзьями зовёт.
Во дворе всё танцуют
В сладком летнем поту.
Этот танец — чтоб вспомнить,
А тот — к забытью.
Звал я метрдотеля —
«принесите вина»
Он сказал «с шестьдесят девятого нет такого у нас»
Голоса всё те же зовут, даль растворив,
Лишь проснись среди ночи услышать
Их знакомый мотив

Рады вам в Отеле Калифорния
Как же мило здесь
Милых лиц не счесть!
Мы всё переживём в Отеле Калифорния
Дар нам дорогой
Этот мир другой

Потолок зеркальный
Шампанское на льду
И она сказала
«мы все здесь лишь пленники наших планов и дум»
И в номерах хозяйских
Они собрались на пир
Кололи зверя стальными ножами
Но зверь бессмертен как мир.
Последнее, что помню:
То, как к двери я спешил,
Я должен был попасть обратно,
К месту, где я прежде жил.
Расслабься — сказал мне сторож —
Чаевых нам хозяин дал.
Ты можешь сдать номер когда захочешь
А выехать — никогда!

Рады вам в Отеле Калифорния
Как же мило здесь
Милых лиц не счесть!
Много мест есть в Отеле Калифорния
В день любой и час
Здесь найдёшь ты нас.
On a dark desert highway, cool wind in my hair
Warm smell of colitas, rising up through the air
Up ahead in the distance, I saw shimmering light
My head grew heavy and my sight grew dim
I had to stop for the night
There she stood in the doorway;
I heard the mission bell
And I was thinking to myself,
'This could be Heaven or this could be Hell'
Then she lit up a candle and she showed me the way
There were voices down the corridor,
I thought I heard them say...

Welcome to the Hotel California
Such a lovely place (Such a lovely place)
Such a lovely face
Plenty of room at the Hotel California
Any time of year (Any time of year)
You can find it here

Her mind is Tiffany-twisted, she got the Mercedes bends
She got a lot of pretty, pretty boys she calls friends
How they dance in the courtyard, sweet summer sweat.
Some dance to remember, some dance to forget
So I called up the Captain,
'Please bring me my wine'
He said, 'We haven't had that spirit here since nineteen sixty nine'
And still those voices are calling from far away,
Wake you up in the middle of the night
Just to hear them say...

Welcome to the Hotel California
Such a lovely place (Such a lovely place)
Such a lovely face
They livin' it up at the Hotel California
What a nice surprise (what a nice surprise)
Bring your alibis

Mirrors on the ceiling,
The pink champagne on ice
And she said 'We are all just prisoners here, of our own device'
And in the master's chambers,
They gathered for the feast
They stab it with their steely knives,
But they just can't kill the beast
Last thing I remember, I was
Running for the door
I had to find the passage back
To the place I was before
'Relax,' said the night man,
'We are programmed to receive.
You can check-out any time you like,
But you can never leave!'












Женщины хотят ходить топлес не только на пляже


Похоже, в Америке появился очередной туристический аттракцион - манифестации женщин ассоциации Go Topless. Женщины эти отстаивают свое право ходить с голой грудью наравне с мужчинами. Все знают, как трепетно относятся в Америке к равноправию. Между черными и белыми, натуралами и геями, мужчинами и женщинами. Между последней парой отношения "кто равноправнее" выясняют особенно тщательно. Права мужчин на рождение ребенка уже прояснили, а теперь в очередной раз пришел черед разобраться, кому можно в общественных местах заголять определенные части тела, а кому все еще нет. На этот раз речь идет о груди.

читать


    Вообще, конечно, странно, что за такое в общем-то простое право американским женщинам приходится бороться. Надо полагать, что если бы в России появился филиал такой ассоциации, то все их законные права были бы тут же удовлетворены. Представляете, заходите вы в метро в час пик и сразу попадаете в окружение спешащих на занятия студенток топлес.Но у нас почему-то женщины за свои права ходить с открытой грудью не борются.

    А вот американские женщины против того, что американским мужчинам можно повсюду  ходить без маек, а  девушек, увы, останавливает полиция. Думается, что наша, более продвинутая по сравнению с американской, милиция не обращала бы внимания на такие незначительные правонарушения. А вот американкам повезло меньше. И они с этой тотальной западной недемократичной несправедливостью начали свою борьбу, возглавляют которую движения Go Topless. Только в этом году акции протеста прошли в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Майами, Чикаго, Гонолулу, Беркли, Санта-Фе, Омахе, Индиане и в других местах Америки.
    Сейчас женщины, которые осмеливаются появиться в США топлес в общественных местах, подвергаются, по заявлениям активисток этого движения, арестам, штрафам, оскорблениям и насилию. В то же время мужчин, снявших футболку в парке или на пляже, а то и на улице, никто не останавливает. Go Topless борется за то,
чтобы все было справедливо и одинаково. Если уж появится мужик без майки в городе - пусть и его штрафуют.
    За что на самом деле борются девушки? За право ходить там, где вздумается, без маек и лифчиков. Некоторые, правда, прикрывают голую правду необходимостью кормить ребенка и прочими не столь постоянными причинами, но истину скрыть нельзя - если уж мужчинам можно ходить без верха, то отчего же женщинам это запрещено и даже наказуемо? Ведь 14 статья их Конституции гарантирует равенство американских полов.

    Однако статья буксует, и правоохранительные органы США продолжают выполнять свой черный долг и лишать мужчин Америки радующего глаз зрелища женской груди. 
    Чем аргументируют свою позицию консерваторы? Как всегда, пуританской моралью и необходимостью правильно и строго воспитывать детей. Правда, при этом они закрывают глаза на то, что дети, согласно последним рекомендациям американских педиатров, должны лет до 4 созерцать материнскую грудь и кормиться из нее. Но это же мелочи по сравнению с общественной нравственностью!

    Вот и приходится американским активисткам движения "Go Topless" собираться несколько раз в год и в разных городах страны проводить пикеты и даже сидячие забастовки, стоять с транспарантами, а иногда и просто радоваться хорошей погоде в раздетом виде, чтобы продемонстрировать свое желание и право ходить так всегда. Конечно, если активистки добьются справедливости, они смогут осуществить свое право ходить без верха - в Америке есть места, где с голой грудью можно ходить круглый год. Нам же остается только ездить в США в гости, поскольку российская погода такой радости, увы, противоречит. Хотя можно себе представить, сколько бы туристов с фотоаппаратами собрало проходящее по Красной площади  шествие активисток организации Go Topless Russia.

    Непонятно, как можно протестовать против права женщин ходить с открытой грудью.
.